Una Voce Russia На главную страницу библиотеки

Папа Бенедикт XVI

Послание

к епископам всего мира в связи с представлением motu proprio об употреблении Римской литургии, предшествовавшей реформе 1970 г.

Герб Папы Бенедикта XVI

 

Дорогие мои братья епископы!

 

С огромным доверием и надеждой я передаю вам, как пастырям, текст нового апостольского послания motu proprio data об употреблении Римской литургии, предшествующей реформе 1970 года. Документ этот - плод многих размышлений, многочисленных консультаций и молитвы.

Сообщения в прессе и суждения, сделанные без достаточной информации, породили немало смятения. Реакция была самая разнообразная - от радостного принятия до жесткой оппозиции по отношению к замыслу, содержание которого было на самом деле неизвестно.

Противники документа руководствовались, прежде всего, двумя опасениями, к которым я хотел бы подробнее обратиться в этом своем послании.

Прежде всего, был страх того, что документ приуменьшает авторитет Второго Ватиканского Собора, одно из важнейших решений которого - литургическая реформа - ставится в нем под вопрос. Страх этот безоснователен. В этом отношении надо, прежде всего, сказать, что миссал, опубликованный Павлом VI и затем переизданный в двух последовательных редакциях Иоанном Павлом II, конечно, является и остается обычной формой - forma ordinaria - евхаристической литургии. Последняя перед Собором версия Missale Romanum, опубликованная властью Папы Иоанна XXIII в 1962 году и употреблявшаяся во время Собора, сможет отныне использоваться как forma extraordinaria литургического служения. Неверно говорить о двух этих версиях Римского миссала как о "двух обрядах". Скорее речь идет о двух манерах одного и того же обряда.

В том, что касается употребления миссала 1962 г. как forma extraordinaria литургии мессы, я хотел бы обратить внимание на тот факт, что юридически миссал этот никогда не был объявлен недействительным, а следовательно, в принципе, всегда являлся разрешенным. В то время, когда вводился новый миссал, не казалось необходимым дать особые нормы относительно употребления более раннего миссала. Думали, вероятно, что все дело сведется к немногим отдельным случаям, которые можно будет разрешить поодиночке, на местном уровне. Но вскоре оказалось, однако, что немалое число людей остается прочно привержено употреблению Римского обряда, знакомого им с детства. В особенности это касается стран, где Литургическое движение дало многим заметную литургическую формацию и глубокое, личное знакомство с прежней формой литургического служения. Все мы знаем, что для движения, возглавленного архиепископом Лефевром, верность старому миссалу сделалась внешним знаком принадлежности; однако причины разрыва, возникшие на этой почве, были на самом деле глубже. Многие люди, ясно принимавшие обязывающий характер Второго Ватиканского Собора и верные Папе и епископату, тем не менее, желали сохранить дорогую им форму священной литургии. Происходило это, прежде всего, потому, что во многих местах богослужения не соответствовали предписаниям нового миссала - он понимался, напротив, как допускающий или даже требующий творчества, что часто вело к деформациям литургии, переносить которые было тяжело. Я говорю об этом на собственном опыте, поскольку и сам я пережил то время со всеми его надеждами и смятением. И я видел, как произвольные искажения литургии причиняли сильную боль людям, всецело укорененным в вере Церкви.

Поэтому Папа Иоанн Павел II счел себя обязанным дать в своем motu proprio "Ecclesia Dei" (2 июля 1988 г.) указания по использованию миссала 1962 г.; этот документ, однако, не содержал подробных предписаний, а лишь взывал общими словами к великодушию епископов по отношению к "законным пожеланиям" тех верных, кто будет просить о таком использовании Римского обряда. В то время Папа хотел, прежде всего, помочь Обществу св. Пия X восстановить полное единство с Преемником Петра и старался исцелить ощущаемую все болезненней рану. К сожалению, примирения этого так еще и не произошло. Тем не менее, ряд общин с благодарностью воспользовался возможностями, предоставленными этим motu proprio. С другой стороны, сохранились трудности касательно употребления миссала 1962 года за пределами этих групп, поскольку нет точных юридических норм, а в частности - и потому, что епископы в таких случаях нередко боялись, что под вопрос будет поставлен авторитет Собора. Непосредственно после Второго Ватиканского Собора предполагалось, что желание использовать миссал 1962 года будет ограничено старшим поколением, выросшим на нем, но впоследствии стало очевидно, что и молодые люди открывали для себя эту литургическую форму, ощущали ее привлекательность и находили в ней особенно подходящий для себя образ встречи с Тайной Пресвятой Евхаристии. Итак, появилась потребность в более четких юридических нормативах, которую не предвидели в дни motu proprio 1988 года. Нынешние правила предназначены также и для того, чтобы освободить епископов от необходимости постоянно, вновь и вновь размышлять, как реагировать на те или иные ситуации.

Во-вторых, в дискуссиях по поводу ожидавшегося motu proprio выражалось опасение того, что возможность более широкого употребления миссала 1962 года повлечет за собой смятение или даже разделение в приходских общинах. Этот страх также поражает меня, поскольку он совершенно беспочвенен. Использование старого миссала предполагает определенную степень литургической формации и некоторое знание латинского языка; ни то, ни другое не встречается слишком часто. Уже из этих конкретных предпосылок ясно, что новый миссал, конечно же, останется ординарной формой Римского обряда не только ввиду юридических норм, но и по причине существующей ситуации в общинах верных.

Перегибы действительно имели место, и временами отношение верных, приверженных древней латинской литургической традиции, недолжным образом связывалось с социальными аспектами. Ваше милосердие и пастырское благоразумие станут побуждением и руководством для исправления сего. Для этого две формы употребления Римского обряда могут стать взаимно обогащающими: в старый миссал могут и должны быть внесены новые святые и некоторые новые префации. Практические возможности в этом отношении изучит комиссия "Ecclesia Dei" в контакте с различными лицами и организациями, приверженными usus antiquior. Служение мессы в соответствии с миссалом Павла VI сможет демонстрировать яснее, нежели было до сих пор, сакральность, привлекающую многих к прежнему обычаю. Вернейшая гарантия того, что миссал Павла VI сможет объединить приходские общины и пользоваться их любовью, это служение по нему с великим благоговением, в соответствии с литургическими указаниями. Оно явит духовное богатство и богословскую глубину этого миссала.

Теперь я перехожу к позитивной причине, стоящей за моим решением издать это motu proprio, обновляющее то, что было выпущено в 1988 году. Это вопрос достижения внутреннего примирения в сердце Церкви. Когда оглядываешься в прошлое, на разделения, раздиравшие в ходе веков Тело Христово, непрестанно возникает впечатление, что в критические моменты, когда возникали схизмы, вожди Церкви делали недостаточно, чтобы поддержать или восстановить мир и единство. Кажется, что упущения со стороны Церкви сыграли свою роль в том, что разделения эти смогли упрочиться. Этот взгляд в прошлое налагает на нас, сегодняшних, обязательство: прилагать всякие усилия, дабы все, кто в самом деле желает единства, могли сохранять его или вновь его обретать. Мне приходит на ум фраза из 2-го Послания к Коринфянам, где Павел пишет: "Уста наши отверсты к вам, Коринфяне, сердце наше расширено. Вам не тесно в нас; но в сердцах ваших тесно. В равное возмездие… распространитесь и вы!" (II Кор. 6, 11-13). Павел говорит, конечно же, в другом контексте, но его призыв может и должен затронуть также и нас, особенно - в этой теме. Откроем же щедро свои сердца и дадим место всему, что дозволяет сама вера.

Между двумя изданиями Римского миссала нет противоречия. В истории литургии имеет место рост и развитие, но не разрыв. То, что полагали священным прежние поколения, остается священным и великим и для нас, и его нельзя вдруг полностью запретить или даже счесть вредным. Всем нам подобает хранить сокровища, развивавшиеся в вере и молитве Церкви, и уделять им должное место. Нет нужды говорить о том, что, дабы сохранять полноту общения, священники общин, приверженных прежнему обычаю, не могут принципиально исключать служение в соответствии с новыми книгами. Полное отвержение нового обряда не соответствует признанию его ценности и святости.

В завершение, дорогие братья, я очень хочу подчеркнуть, что эти новые нормы никоим образом не умаляют вашу собственную власть и ответственность ни в отношении литургии, ни касательно пастырской заботы о ваших верных. Каждый епископ является управителем литургии в своем диоцезе (ср. "Sacrosanctum Concilium", 22: "Sacrae Liturgiae moderatio ab Ecclesiae auctoritate unice pendet quae quidem est apud Apostolicam Sedem et, ad normam iuris, apud Episcopum" ["Руководить священной Литургией может единственно власть Церкви; ею же располагает Апостольский Престол и Епископ, по норме права"]).

Итак, ничто не отнимается от власти епископа, ролью которого остается следить, дабы все совершалось в мире и спокойствии. Если возникнут какие-либо проблемы, которые не сможет разрешить приходской настоятель, местный ординарий всегда сможет вмешаться, в полном, однако, согласии с тем, что изложено в новых нормах motu proprio.

Кроме того, я призываю вас, дорогие братья, послать Святому Престолу отчет о вашем опыте спустя три года после того, как это motu proprio вступит в силу. Если выявятся действительно серьезные сложности, можно будет найти способы их разрешения.

Дорогие братья, с благодарностью и доверием я вверяю вашим пастырским сердцам эти страницы и нормы motu proprio. Будем всегда помнить о словах апостола Павла, обращенных к пресвитерам Эфеса: "Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею" (Деян 20, 28).

Вверяю эти правила могущественному заступничеству Марии, Матери Церкви, и сердечно уделяю свое апостольское благословение вам, дорогие братья, приходским настоятелям ваших епархий и всем священникам, соработникам вашим, а также всем вашим верным.

Дано у св. Петра, 7 июля 2007 года.

Benedicuts p.p. XVI
-->