Una Voce Russia На главную страницу библиотеки

Кардинал Альфонс Мария Штиклер SDB

Обращение к ежегодному общему собранию
Общества латинской мессы
(20 июня 1992 г.)

Ваше движение имеет законное место в Церкви

С большим удовольствием я принял приглашение ваших председателя и секретаря посетить это собрание. Теперь, когда мне за 80, я свободен от своих обычных обязанностей в Курии и могу легче принимать такие приглашения, что я и делаю с огромной радостью, когда могу быть полезен столь многим верующим, сталкивающимся сегодня с такими трудностями. Я расскажу вам о некоторых идеях, почерпнутых мною в разных странах. Я был в Италии, во Франции, в Австрии, в Швейцарии. В феврале этого года * я также побывал в США, на открытии Института Дитриха фон Гильдебранта. Там, в церкви святой Агнессы, служили прекрасную высокую мессу. Мне говорили, что никогда еще в церкви не собиралось столько людей с тех пор, как там читал свои великопостные проповеди Фултон Шин. Люди прибывали отовсюду, и я понял, что и в Америке движение в поддержку старой мессы и тяга к ней очень велики.

Первая мысль, которой я хотел бы поделиться с вами, это то, что вы можете быть уверены: ваше движение имеет вполне законное место в Церкви. Иногда говорят, что мы незаконны. Это неправда, потому что, если вы вспомните 4-ю статью конституции о священной литургии, отцы Собора явно говорят в ней, что все чтимые обряды должны быть сохранены. Некоторые говорят, будто это касается всех остальных обрядов, за исключением римского латинского. Это не так. Статья 4 говорит обо всех законно признанных обрядах. Это означает не только обряды, существовавшие в то время, во время Cобора, но и обряды, которые должны были получить одобрение впоследствии. Древнелатинский обряд был признан после изменения римского латинского обряда, поскольку, как вам известно, немедленно было сделано исключение для пожилых священников, а в 1971 году в Англии и Уэльсе благодаря вашему великому кардиналу Хинану был получен индульт. Далее у нас есть motu proprio "Ecclesia Dei" - индульт, данный Папой, и ясно подтвержденный им, например, в 1990 году в отношении аббата де Ле Барро, просившего разрешить ему именно этот обряд. Таким образом, новый авторитет был придан древнему обряду на основе самой конституции Собора. Его признание исходит от Святого Престола, от Папы, на условиях, данных в момент его повторной апробации, делающей древний обряд подлинно законным и действующей по сей день. Так что, если вы выполняете условия, на которых сохраняется древний обряд, вы действуете законно. В этом - внешняя законность вашего движения.

Законность в Традиции

Есть и другой аспект законности, истекающий из внутренней привязанности к этому обряду. Вы знаете, что богослужение любой религии тесно связано с традицией. Ни в одной религии оно не изменяется просто так. Все включено в традицию. Особенно это верно для нашего обряда, нашего римского латинского обряда. Его изменения после Собора должны были стать предметом естественного развития; но для каждого из обрядов мышление должно было быть лишь органичным, новшества вводиться постепенно, чтобы не создавалось впечатления искажения, прерывания традиции. К сожалению, именно это впечатление создалось у многих людей в результате так называемой "реформы", внедренной комиссией, созданной Папой Павлом VI после Собора. Изменилось многое, и это больно ударило в сердце многих из верующих - иногда, я бы сказал, в сердце лучших из верующих. Это - тоже причина продолжать традицию внешних форм обряда, которым мы пользовались до тех пор. Это - подтверждение старой поговорки: "Lex orandi - Lex credendi". Увы, слишком многое смущает простых верующих в нашей Церкви. Здесь одна из причин того, почему они лишены уверенности в неизменности обряда. "Lex orandi - Lex credendi". Если обряд так сильно изменился, наша вера утратила надежду, которую мы хранили в богослужении.

Необходимо избегать полемики

Следующая мысль, которую я хотел бы выразить - то, что всегда в своей жизни и дискуссиях, в общем своем поведении, мы должны избегать любой полемики, потому что всегда есть опасность задеть других людей. Если мы ударимся в полемику, они скажут: "Ах, вы - секта, неспособная к мышлению". Поэтому надо выражать свою привязанность к древнему обряду спокойно, убеждать их, но не впадать в прения.

Для себя самих мы также должны ясно выразить причины, по которым мы следуем древнелатинскому обряду, а причин этих у нас много. Первую я уже упомянул: это абсолютная традиция: литургия любой религии не меняется, поскольку необходимо сохранение обряда как выражения веры. Вы знаете, что Восточная Церковь сберегла общие истины, сиречь - католические истины, сохранив свой обряд. Они сохранили все таинства потому, что были так сильно укоренены в обряде, что не могли изменить их. Другие еретики - протестанты и прочие - изменили веру, потому что изменили обряд.

Католическая Церковь как общение

II Ватиканский Собор ясно говорит, что в Католической Церкви присутствует общение: Папы - с епископами и со священниками во всем мире. Мы - отдельные Церкви, но все мы едины в Католической Церкви. Если у нас общая вера, пусть даже с разными обрядами, но мы разнимся в фундаментальном учении, то мы не находимся в полноте общения. Например, Восточная Церковь это Церковь, не находящаяся в полноте общения, поскольку она не сохранила догмата и истины о примате Петра. Они лишены всей правды, но большей частью ее обладают. Все прочие Церкви не называются "Церквами" в полном смысле этого слова, а называются религиозными общинами. Это означает, что они не имеют полной сущности нашей веры. Так и Католическая Церковь в отношении обрядов, не вполне сохраняющих истину католических и латинских обрядов, не имеет с ними этого единства. Это очень важно для утверждения нашей привязанности к древнему обряду, являющемуся на самом деле "Lex credendi", выраженным в "Lex orandi".

Современность Церкви

Нужно рассмотреть и еще одну мысль. Современные католики говорят: "Отречемся от всего старого. Надо быть современными". Но эта современность - не современность Церкви, поскольку мы должны сохранить всю суть, наше наследие от предыдущих поколений. Так что если многие епископы спрашивают нас: "Почему вы придерживаетесь древнего обряда?" - мы можем легко ответить: "Новый обряд был введен после Собора как средство пастырской заботы. Это значит, что он должен все лучше и лучше одухотворять верующих, чтобы они совершенствовались в католической истине и жизни. Но во всем мире многие хорошие люди, сохраняющие веру в истины Католической Церкви, не удовлетворены внедренными в мессу новшествами. Можете ли вы утверждать, что пастырские цели достигнуты?" Я думаю, исходя из своего опыта, что недовольство постоянно становится сильней и сильней во всех возрастных и социальных группах, часто даже среди молодежи.

Дальше нам говорят, что истины, касающиеся мессы, касающиеся средоточия литургии, на самом деле не изменились. Но мы можем спросить: испытываем ли мы на новой мессе те же чувства, то же благоговение, что испытывали прежде - и, может быть, испытываем до сих пор - присутствуя на литургии древнего римского обряда? Или мы утратили благоговение, трепет перед величайшей тайной, нашу веру в святую мессу? В жертвоприношение? Это признано на официальном уровне - два года назад **, во время "серебряного юбилея" изменения мессы, римские власти заметили, что наблюдается огромная утрата благоговения по отношению к мессе - самому важному из обрядов нашего богослужения.

Это замечают все, кто ездит по миру. Мы утратили то, что находится в сердце нашего богослужения святой жертвы. У нас постоянно создается впечатление, что служат не Богу, а человеку. Мы причащаемся трапезы, а не Жертвы. Я думаю, это - одно из самых заметных изменений в общем отношении к святому жертвоприношению мессы. Когда я изучал богословие, мне говорили, что средоточие мессы это консекрация, а причащение совершенно необходимо для священника, но предполагает уже совершенный жертвенный акт. Сегодня же центр всего - трапеза. Что мы должны по этому поводу делать? Прежде всего - сказать своим епископам и настоятелям, что мы недовольны новым обрядом; что у нас есть веские основания сохранять привязанность к древней мессе. Мы должны объяснить им все причины, по которым она должна быть доступна для тех, кто этого желает. Мы должны объяснить также, что Святой Отец даровал нам право, о котором говорится в motu proprio "Ecclesia Dei", и что ему небезразличны чувства тех, кто привязан к древнелатинской мессе.

Нужно всегда сохранять верность Святому Престолу

Наша верность древнему обряду должна всегда подчиняться решениям Святого Престола и выполнять все условия, поставленные Святым Престолом. Необходимо упорно сохранять свою верность этому наследию, которое есть наследие истины, поскольку мы можем быть уверены, что и сегодня древнелатинская месса вполне действительна, и "Lex orandi" отражает "Lex credendi". Если мы верны в "oratione", мы должны также заботиться о том, чтобы сохранять верность истинам "credendo", быть всецело преданы нашему наследию веры.

 

* 1992-го. - прим. пер.

** В 1989 г. - прим. пер.

 


Английская публикация: Latin Mass Society
. -->