Una Voce Russia На главную страницу библиотеки

Свящ. Герберт Мак-Кейб OP

Родословие Христа

"Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама; Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона; Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею; Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию; Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию; Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию; Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон. По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля; Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора; Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова; Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос. Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов". (Евангелие от Матфея, 1:17).

 

Теперь я намерен минут пятнадцать посвятить тому, чтобы это родословие прокомментировать. Я хочу нарастить на скелет, построенный св. Матфеем, немного плоти и крови. Как вы увидите, и плоть, и кровь в этой истории вообще значат очень много.

Иоанн, конечно же, начинает свой рассказ об Иисусе с самого космоса: "В начале было Слово, и Слово было у Бога". Лука смотрит на вопрос поуже, но все равно в глобальной перспективе: он, как вы помните, прослеживает родословие Христа до Адама. Матфей же опускается с небес на землю и вводит семью Иисуса в частный контекст истории Израиля, а чем ближе вы к земле, тем более земным делается то, о чем идет речь.

Одной из целей Матфея было показать, что Иисус был действительно вовлечен в убогие реалии человеческой жизни, половых отношений и политики.

Архитектура этого отрывка довольно проста и основана, как и многое в Евангелии от Матфея, на числе семь. Он пишет о дважды семи - четырнадцати - поколениях от Авраама до Давида, когда семья эта получила царскую власть, еще о четырнадцати - до изгнания, когда она ее лишилась, и, наконец, еще о четырнадцати - до времен Иисуса, когда царский сан был явно восстановлен и возвращен ей в новом обличье. Так что вся эта книга Родословия становится прологом для центральной темы пришествия Царствия.

Итак, посмотрим на список предков Иисуса, ведь кое-кого из них мы знаем.

Начнем с Авраама, человека веры, потому что все начинается с веры и зависит от обетования, данного Аврааму - изначально ему было обещано, что у него будет потомство. И когда Авраам был уже стариком, во исполнение Божьего обещания родился Исаак. Вера Авраама означала, что в юные годы он едва не перерезал своему сыну горло, но Исаак спасся и стал отцом Иакова - персонажа беспринципного, но забавного, завоевавшего свое место в родовой линии, ведущей ко Христу, тем, что он соврал и обманул своего старого ослепшего отца. Правда, самого его тоже обманули - по ошибке он переспал не с той девицей и стал отцом Иуды. Иуда же - опять по ошибке - переспал с собственной невесткой Фамарью: она обманула его, переодевшись проституткой (Фамарь была вдовой, потому что ее последний муж был поражен Господом за то, что практиковал прерывание коитуса). В общем, когда Иуда узнал, что его невестка впала в блуд и забеременела, то приказал сжечь ее заживо. Каково ж ему было узнать, что клиентом Фамари был он сам, и что ребенок, Фарес, был от него.

Всю эту историю Матфей передает в нескольких словах: "Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Иуда родил Фареса и Зару от Фамари".

Дальше идут люди, о которых мы ничего не знаем - это лишь имена из Книги Паралипоменон: Есром, Арам, Аминадав, Наассон, Салмон... А дальше мы встречаем Вооза, с которым знакомы по Книге Руфи.

Вообще-то нельзя сказать, что Вооз с Руфью переспал по ошибке, но как-то ночью он с удивлением обнаружил ее спящей у себя в ногах. (Хотя необычное поведение женщин Вооза едва ли должно было поражать, ведь, согласно Матфею, его матерью была Рахава, или Раав*, и комментаторы, похоже, пришли к выводу, что имеется в виду никто иная, как блудница Раав из Иерихона, обслужившая и спрятавшая разведчиков Иисуса Навина и предавшая свой город и народ на гибель).

Рассказ о Руфи, связанный с символикой плодородия - уборкой урожая ячменя и названием Вифлеем, Дом Хлеба - одна из самых милых историй в Ветхом Завете (хотя читать ее чуть сложновато из-за всяких юридических тонкостей с законом о наследовании), но выделяется в ней вот что: кажется, будто чужеземкой, язычницей Руфью движет, как когда-то Фамарью, странная страсть к продолжению рода едва ли не любой ценой. И именно линия этого рода привела к Давиду, а от него - ко Христу. Ведь сын Руфи Овид стал отцом Иессея, а тот - отцом Давида.

Важно, конечно же, заметить, что замысел Божий воплощался не в благочестивых людях, обладающих религиозным опытом, а в публике грубой, страстной и пользующейся самой дурной репутацией.

Итак, первая часть родословия была замешана на сексе; от Давида и дальше речь пойдет больше о насилии.

Давид влюбился в женщину, которую однажды вечером случайно увидел обнаженной во время купания. Он подстроил так, что ее муж был убит, переспал с нею и стал отцом Соломона, следующего в череде предков Христа, Спасителя нашего.

Вся история Давида, беспощадного и очень удачливого разбойника, который, силой Духа Святого, стал правителем всего союза еврейских племен, конечно же, полна интриг и убийств - причем интриг и убийств успешных. Но сын Соломона, Ровоам, из-за своего деспотизма и жадности практически все, что было собрано Давидом, утратил. Клочок земли, оставшийся ему - Иудея - управлялся очень плохо, к тому же, согласно Библии, он поощрял языческие культы и мужскую священную проституцию.

Авия, его сын, был ничуть не лучше. Правда, у сына и внука Авии, Асы и Иосафата, все-таки нашлось какое-то представление о том, что такое зов Яхве.

Книга Царств здесь сосредотачивает почти все свое внимание на соседнем государстве - тоже, в общем-то, всего лишь клочке земли, - Израиле, где развлекались, не обращая внимания на пророка Илию, Ахав и Иезавель. В Иудее же тем временем сын доброго Иосафата, Иорам, пытался объединить два царства путем женитьбы на сестре Ахава, а в результате перенял его дурные наклонности. Сын его, Охозия, погиб, как и многие его современники, от руки Иуя - этакого кровожадного Кромвеля IX века до нашей эры, садиста и массового убийцы, совершившего все это ради очищения земли обетованной во имя и по слову Яхве. Его Матфей пропускает, как и следующего, во младенчестве спасенного своей теткой, пока его бабушка, Гофолия, занималась систематическим уничтожением его братьев и сестер. Правда, в конце концов его все равно убили - это сделала хунта полковников, возведшая на трон его сына. Надо ли говорить, что, оказавшись на троне, сыночек этих полковников порешил. В общем, оставив позади прокаженного Озию, мы продолжаем шествовать вдоль линии, ведущей к Рождеству Христову, ангельскому пению, пастухам и вифлеемским яслям.

Не буду вас отягощать дальнейшими подробностями, но уверяю, что примерно так же все было и с Иоафамом, и с Ахазом, и с Езекией (нет, Езекия, пожалуй, был вроде исключения - довольно положителен), и с Манассией, имевшим привычку заживо сжигать младенцев, и с его сыном Амоном, занимавшимся тем же самым. Хотя вот Иосия попытался что-то там изменить (но было уже поздно) и ввел Второзаконие; кончилось все изгнанием и утратой царского сана, ну, и всякое хорошее там тоже происходило.

В изгнании дела пошли, вроде бы, получше, отчасти - потому, что царей больше не было, но в основном благодаря тому, что большинство имен в Ветхом Завете вообще не упоминаются; а если я что-нибудь понимаю, то Матфей их попросту выдумал, чтобы общее число равнялось четырнадцати, у Луки они в основном другие. И, наконец, мы доходим до Иосифа, которого Матфей называет праведным - на это имеет смысл обратить внимание, учитывая, из какой семейки тот происходит.

А к семейству Иосифа принадлежал Иисус. Конечно же, как сам Матфей нам и говорит, физически Иосиф не был отцом Иисуса, но евреи на генетике не зацикливались - родственные связи определялись у них не только исходя из биологии.

Вот такова книга Родословия Иисуса Христа. Мораль тут проста: Иисус принадлежал не к милой чистой реальности Энджелы Макнамара или Мэри Уайтхауз, не к честному, благоразумному и искреннему миру "Обсервер" и "Айриш Таймс". Он родился в семье убийц, жуликов, трусов, прелюбодеев и лжецов; Он был одним из нас и пришел помочь нам. Так что неудивительно, что Он выбрал себе не лучшее окружение. Он дал нам надежду.

 

* Раав и Рахава - одно и то же имя, озвученное по-разному при переводе с древнееврейского и с греческого. - Прим. пер. -->