Una Voce Russia На главную страницу библиотеки

Папа Лев XIII

Grande munus

О святых Кирилле и Мефодии

Герб Папы Льва XIII

 

Всем Патриархам, примасам, архиепископам и епископам католического мира, в благоволении и общении Апостольского Престола пребывающим.

 

Досточтимые братья, приветствия вам и апостольское благословение.

 

1. Великая обязанность распространения имени христианского вверена была особым образом Петру, главе апостолов, и его преемникам. Она побуждает Пап отправлять вестников Евангелия к различным народам земли, как требуют того дела милостивого Бога. По этой причине послали они Августина* к британцам, Патрика к ирландцам, Бонифация к германцам, а Виллиброрда к фламандцам, голландцам и бельгийцам. Часто посылали они одних людей к другим, заботясь о душах последних. Так, исполняя свой апостольский долг, направили они святых людей Кирилла и Мефодия к славянским народам. Их присутствием, а в особенности - их трудами, народы эти узрели свет Евангелия и приведены были от варварских своих путей к человечной и цивилизованной культуре.

2. Все земли славянские почитали труды Кирилла и Мефодия, известных как равноапостольные, и с таким же рвением чтила их обоих Римская Церковь. Церковь множеством средств почтила их обоих при жизни, а по смерти не пожелала лишиться останков одного из них. У богемцев, моравов и хорватов в обычае было ежегодно отмечать их праздник 9 марта. С 1863 г. Пий IX даровал им разрешение проводить этот праздник 5 июля и возносить в память о Кирилле и Мефодии должные молитвы. Вскоре после этого, когда в Ватикане проходил великий Собор, многие епископы смиренно просили Апостольский Престол, чтобы культ их и назначенный праздник были распространены на всю Церковь. До сих пор дело это находилось в изучении. Но по той причине, что государственное состояние в этих краях с годами переменилось, сие представляется прекрасной возможностью помочь народу славянских стран, благополучие и спасение душ которых премного Нас заботит. Посему Мы не дозволим Нашей отеческой любви проявить слабость. Мы желаем способствовать и распространять почитание этих святейших людей, некогда распространивших католическую веру и призвавших народ славянский от руин ко спасению. Ныне служат они нам небесными заступниками и могучим образом нас защищают. Помимо того, дабы полнее явить, что за людей предлагаем Мы католическому миру к почитанию и благоговению, дадим здесь краткую историю их деяний.

3. Братья Кирилл и Мефодий родились в Фессалониках, мальчиками же отправились в Константинополь изучать в главном городе Востока гуманитарные предметы. Искра гения, отличавшая этих юношей, вскоре стала очевидной. Оба они быстро продвигались в науках, особенно - Кирилл, ставший столь учен, что завоевал себе титул "Философ". Вскоре после этого Мефодий принял монашество. Под влиянием патриарха Игнатия императрица Феодора направила Кирилла учить христианской вере племена хазар, обитавшие за Херсонесом. Те просили прислать им из Константинополя подходящих священников. Кирилл охотно принял эту миссию и отбыл в Херсонес Таврический, дабы, как иные говорят, изучить язык этого народа. Именно в ту пору посчастливилось ему обнаружить останки Папы Климента I. Сей отважный мученик брошен был в море по приказу императора Траяна, а после похоронен вместе с якорем, к которому его привязали. Благодаря якорю и древнему преданию останки его было весьма легко опознать. С этим бесценным сокровищем Кирилл отправился в города и дома хазар. В скором времени, упразднив множество предрассудков, он завоевал для Иисуса Христа этих людей, наученных его трудами и сподвигнутых духом Божиим. Этой новой христианской общине Кирилл подал пример самообладания и милосердия, отказавшись от всех даров, поднесенных ему туземцами, за исключением рабов, которым, когда те приняли христианство, вернул свободу. Вскоре он возвратился в Константинополь, дабы вступить в монастырь Полихроний, куда прежде уже вступил Мефодий.

4. Тем временем вести о великих событиях, произошедших среди хазар, достигли ушей Ростислава, князя Моравского. Вдохновленный их примером, он вступил в переговоры с императором Михаилом III о том, чтобы из Константинополя прислали евангельскую миссию. Желание его было исполнено. Таким образом, огромные достоинства Кирилла и Мефодия, виденные в прошлых их свершениях, в сочетании с их желанием помочь ближним своим, определили их избрание для миссии в Моравию.

5. Начавши путешествие через Болгарию, уже обращенную в христианство, они не упускали никакой возможности к возрастанию веры. Достигнув Моравии, они были встречены большою толпой, с великим желанием и радостью пришедшей их приветствовать. Безотлагательно постарались апостолы проложить христианским учениям путь в умы этих людей и возвести их чаяния к небесному. С такою силой и с таким деятельным рвением они это делали, что вскоре народ моравский отдался Иисусу Христу.

6. В значительной степени успех их обязан был приобретенному ранее Кириллом знанию славянского языка. Значительно также было и влияние Ветхого и Нового Заветов, переведенных им на простонародное наречие. Весь народ славянский многим обязан человеку, давшему ему христианскую веру и с нею преимущества цивилизации. Кирилл и Мефодий были также изобретателями алфавита, придавшего славянскому языку средство стать письменным; смотрят на них даже как на создателей самого этого языка.

7. Сообщение из этих отдаленных провинций возвестили Риму о славе их деяний. Итак, когда Папа Николай I повелел братьям явиться в Рим, они незамедлительно повиновались. Быстро отправились они в дорогу, неся с собою останки святого Климента. Узнав об этом, Адриан II, избранный вместо упокоившегося Папы Николая, с духовенством и нардом вышел встречать славных гостей. Тело святого Климента было при великих чудесных знамениях перенесено в базилику, возведенную во времена Константина на том самом месте, где сохранились следы отчего дома сего неодолимого мученика.

8. После сего Кирилл и Мефодий поведали Верховному Понтифику и его духовенству об апостольской миссии, исполненной ими с такими трудами и святостью. Их обвиняли в том, что, пользуясь славянским языком для целей религии, они действуют вопреки древним обычаям и против святых обрядов. Они, однако, защищали свое дело столь бесспорными и благородными доводами, что Папа и все духовенство восхвалили их и одобрили их образ действия. Оба они тогда приняли присягу по католическому обычаю и поклялись, что всегда останутся в вере святого Петра и Пап. После этого они были соделаны епископами и посвящены самим Адрианом, а многие из их учеников были возведены в различные степени священного сана.

9. Однако же провидению Божию было угодно, чтобы Кирилл умер 14 февраля 869 года, зрелый более добродетелью, нежели летами. После торжественных публичных похорон, подобных тем, что устраиваются почившим Папам, он был погребен в гробнице, которую Адриан возвел для самого себя. Поскольку народ римский не мог претерпеть и отправить святое тело в Константинополь, хотя того и просил скорбящий родитель, оно было принесено в базилику св. Климента и захоронено рядом с тем, кого Кирилл так много лет почитал. Пока его несли по городу под праздничные песни и псалмы, - подобно то было скорее не похоронам, а триумфальному шествию, - народ римский приносил святому мужу небесные славословия.

10. После всех этих событий Мефодий по папскому приказанию возвратился в Моравию епископом. В этой провинции, ставши духовным образцом для своей паствы, стал он с каждым днем все сильней служить католичеству. Он прочно противостоял реформистским партиям, дабы имя католическое не пало жертвой неразумного мышления. Он дал религиозное воспитание князю Святополку, ставшему преемником Ростислава. Он упреждал его о том, что не должно уклоняться от своих обязанностей, укорял его и в конце концов отлучил. По этим причинам он вызвал гнев сего гнусного и жестокого тирана и был отправлен в изгнание. Вскоре он был призван обратно, и его усилия вызвали в князе перемену сердца и понимание того, что следует вернуться к новой чистоте жизни.

11. Примечательно, что неусыпная любовь Мефодия пересекла границы Моравии и достигла Либурнии и Сербии, поскольку он был преемником Кирилла. Достигла она и Паннонии, князя которой, Коцела, он склонил к католической религии и поддержал в его обязанностях. Достигла и Болгарии, которую вместе с ее вождем Борисом он укрепил в вере. После он уделил дары небесные и Далмации. Наконец, усердно он потрудился и для того, чтобы к знанию и почитанию единого истинного Бога пришли и жители Коринфа.

12. Однако сие стало для Мефодия источником испытаний. Некоторые из членов новой христианской общины позавидовали его достижениям и добродетели. Они обвинили его перед Папой Иоанном VIII, преемником Адриана, в том, что он не здравой веры, хотя он был невиновен. Также они обвинили его в преступлении традиции Отцов, которые в исполнении религиозных обязанностей пользовались лишь латинским или греческим языками. Желая охранить целостность веры и поддержать древние традиции, Папа призвал Мефодия в Рим, дабы тот оправдался. Мефодий явился пред Папой Иоанном, несколькими епископами и римским духовенством в 880 г., ибо всегда готов был повиноваться и уверен в свидетельстве своей совести. Он легко победил, доказав, что следовал католическим учениям. Показал он, что всегда учил других вере, в которой присягал на гробе св. Петра, князя апостолов, клятвою, данной в присутствии Адриана и с его одобрения. Если он использовал славянский язык в служении таинств, то по веской причине, поскольку имел особое разрешение от Папы Адриана, и Святое Писание того не запрещало. Столь полно оправдался Мефодий от всех подозрений в вине, что Папа тогда обнял его и подтвердил его архиепископскую юрисдикцию и его миссию к славянам. Мефодий возвратился в Моравию в сопровождении нескольких епископов, которые должны были стать его коадъюторами, с рекомендательными письмами и свободой действий в своих трудах.

13. В подтверждение этого Папа направлял Мефодию послания, дабы он более не становился жертвой зависти своих очернителей. По сей причине Мефодий еще неустаннее выполнял порученные ему обязанности, зная, что соединен с Папой и со всей Римской Церковью тесными узами веры и любви. Труды его вскоре принесли необычайный плод. С помощью одного священника он обратил Боривоя, князя Богемии, а после - его жену Людмилу, и в недолгом времени христианство распространилось и в этой стране. В ту же пору принес он свет Евангелия в Польшу; проник в Галицию, где основал епископскую кафедру во Львове**. После, по некоторым сообщениям, он добрался до Московии и основал епископство в Киеве.

14. Увенчавши себя лаврами неувядающими, возвратился он в Моравию к своему народу. Чувствуя, что смерть его близится, он назначил себе преемника и в последних словах своих увещевал духовенство и народ к добродетели. В мире отошел он от жизни сей, бывшей для него тропою на небеса. Как скорбел о Кирилле Рим, так же и Моравия скорбела об утрате Мефодия, явив свою печаль тем, что оказала ему всяческие погребальные почести.

15. Досточтимые братья! Память об этих событиях дает Нам великую радость. Нас глубоко трогает великолепная связь меж славянским народом и Римской Церковью, связь, имевшая столь благородное начало. Хотя эти два апостола веры христианской отправились на проповедь к народам чужих стран из Константинополя, инвеституру своей миссии и неоднократное ее торжественное одобрение они получили от Апостольского Престола, центра католического единства. Воистину, здесь, во граде Риме, давали они отчет в своей миссии и отпор своим обвинителям. Здесь, у гробниц Петра и Павла, поклялись они хранить католическую веру. Здесь приняли они епископское посвящение и власть установить священную иерархию, соблюдая в ней различие каждого сана. Наконец, здесь искали они и здесь обрели разрешение использовать в святых обрядах славянский язык. В этом году десять столетий минет со дня, когда Папа Иоанн VIII писал Святополку, князю Моравскому: "Верно, что прославляем Мы славянский язык, вторящий славословиям, что пристали Богу. Повелеваем, чтобы на этом языке произносились воззвания и труды Господа нашего Иисуса Христа. Ничто в истинной вере или учении не запрещает нам петь мессу на славянском языке или читать на нем евангельские уроки (верно переведенные и истолкованные), или произносить божественные Часы". После множества перемен Папа Бенедикт XIV санкционировал этот обычай в апостольском послании, датированном 25 августа 1754 г. Когда бы ни просили того правители народов, евангелизированных Кириллом и Мефодием, Папы милостиво даровали от своей гуманности в учении, доброты в совете и исключительно доброй воли, когда только это было возможно. Более всех испытали выдающуюся любовь Наших предшественников Ростислав, Святополк, Коцел, святая Людмила и Борис.

16. Отеческая забота Пап о славянском народе не прервалась со смертью Кирилла и Мефодия. Напротив, она всегда играла важную роль в сохранении среди них святости религии и общественного процветания. Николай I направлял из Рима священников к болгарам, дабы обучать народ, посылал также епископов в Популонию и Остию править новой христианской общиной. С любовью давал он ответ на частые разногласия, возникавшие среди болгар относительно святого закона. В этом вопросе даже те, кто не благоволит Римской Церкви, славят и восхищаются ее мудростью. После бедственных сих разладов Мы должны благодарить Иннокентия III за примирение болгар с Католической Церковью, должны славить Григория IX, Иннокентия IV, Николая IV и Евгения IV за то, что сохраняли их в благодати примирения. Так же просияла любовь Наших предшественников в их сношениях с боснийцами и герцеговинцами, которые совращены были дурными мнениями***. Особо отметим Мы Иннокентия III и Иннокентия IV, искоренивших сие духовное заблуждение, а также Григория IX, Климента VI и Пия II, постаравшихся прочно установить в этих краях степени священной власти. Иннокентий III, Николай IV, Бенедикт XI и Климент V не последние и не меньшие заботы уделяли сербам, готовившим хитрые измышления во вред религии, измышления, которые Папы мудро сдерживали. Далматы и либурнийцы пользовались особой их благосклонностью благодаря твердости веры и верному исполнению своих обязанностей. Иоанн X, Григорий VII, Григорий IX и Урбан IV считали их примером для всех. Наконец, есть немало свидетельств доброй воли Григория IX и Климента XIV, проявленной по отношению к Церкви в Сирмиуме, разрушенной в VI веке варварами и впоследствии восстановленной заботами святого Стефана I, короля Венгрии.

17. По этой причине Мы благодарим Бога за то, что дал Нам сию благоприятную возможность поблагодарить славянский народ и сотворить для него общее благо. Воистину, делаем Мы это не с меньшей радостью, нежели Наши предшественники. Конечно же, Мы предвидим и желаем того, чтобы славянская нация училась у великого изобилия епископов и священников. Да будет она укреплена в исповедании истинной веры, в подлинном послушании Церкви Иисуса Христа. Да понимает все ясней с каждым днем, сколь великая сила добра исходит из обычаев Католической Церкви в семейной жизни и в порядке государственного управления. Конечно, Церкви эти окупают премногие заботы, которыми Мы их окружили. Ничего не желаем Мы больше, чем принять все необходимые меры для их благоудобства и процветания, а также для того, чтобы их отношения с Нами всегда пребывали в гармонии. Это - величайшие и лучшие узы безопасности. Остается, дабы Бог, богатый милосердием, воззрел на Наши планы и соблаговолил к тому, что Мы начали. Мы же тем временем имеем Кирилла и Мефодия, учителей славян, заступниками пред Ним. Как Мы желаем способствовать их почитанию, так и будущее вверяем их небесному покровительству.

18. Посему Мы объявляем, чтобы день 5 июля был выделен в календаре вселенской Римской Церкви, как повелел Пий IX. Ежегодно в этот день дóлжно отмечать праздник святых Кирилла и Мефодия со службой часов и мессой по чину малого праздника, как то было одобрено Священной Конгрегацией Обрядов****.

19. Вверяем всем вам, досточтимые братья, обнародование этого послания. Повелите каждому священнику, служащему по обрядам Римской Церкви, соблюдать в любой Церкви, провинции, городе, епархии и монастыре все, что предписано сим письмом. Убеждаем и побуждаем вас поощрять молитвы к Кириллу и Мефодию, дабы те могли заступничать пред Богом и охранять христианство на Востоке. Да пребудет во всех мужах католических сила духа и воля примирить всех раскольников с истинною Церковью.

20. Повелеваем, чтобы сие было установлено и утверждено, как написано выше, невзирая на конституции Папы св. Пия V и прочие апостольские документы о реформе бревиария и Римского Миссала, или иные статуты и обычаи, пусть даже весьма древние, или что-либо еще сему противоречащее.

21. В залог Наших добрых пожеланий и Божьей милости с любовью уделяем Наше апостольское благословение каждому из вас, досточтимые братья, всему вашему духовенству и всем и каждому, кто вверен вашей заботе.

Дано в Риме, у святого Петра, 30 сентября 1880 г., в третий год Нашего понтификата.

ЛЕВ XIII ПАПА

 

Свв. Кирилл и Мефодий. С карпато-русинской иконы.

 

* Кентерберийского. - прим. пер.

** Это маловероятно, поскольку Львов известен лишь с 1256 г. - прим. пер.

*** Ересью богомильства. - прим. пер.

**** В новом календаре память свв. Кирилла и Мефодия празднуется 14 февраля. - прим. пер. -->