Una Voce Russia На главную страницу библиотеки

Д-р Филипп Блоссер

О где же ты, закон литургический?

Письмо в редакцию журнала "Eutopia"

Дорогая редакция,

 

К сожалению, сейчас я не могу откинуться на вашу просьбу написать полномасштабную статью. Но давайте все же обсудим тему литургии - ведь она касается всей Церкви.

На этот раз я обращаюсь в своих мыслях к литургическому законодательству римо-католического сообщества. Задуматься о нем заставило меня недавнее мое посещение прихода в Чэпел-Хилл, где только что отстроили большую красивую церковь. Старая церковь осталась в другой части города; выглядит она очень традиционно. Новая же не традиционна вовсе: в ней много открытого, пустого пространства, алтарь стоит на возвышении, а кресло, где должен сидеть священник, залито светом прожектора. В святилище (пресвитерии) нет дарохранительницы, не горит лампада, не хранятся Святые Дары - Тот, Кто освящает святилище и делает его святилищем, убран в крохотную "евхаристическую часовню" рядом с огромным и роскошно украшенным входом в храм. В этой часовне одновременно могут преклонить колени перед Господом лишь два человека - больше там никому не поместиться. Красивые новые скамьи лишены скамеечек для коленопреклонения, что, впрочем, согласно литургическим правилам, не освобождает присутствующих на мессе от того, чтобы вставать на колени. Но скамьи сконструированы таким образом, что сделать это практически невозможно. Этот сценарий давно мне знаком: опускаться на колени негде, и, в конце концов, волей-неволей во время Евхаристической молитвы люди стоят.

Все доводы в пользу этой модели церковной мебели хорошо известны: коленопреклонение подходит скорее для покаяния, чем для радостного празднования Евхаристии; обычай стоять во время освящения Даров существовал еще в древности; опускаясь на колени, люди производят слишком много шуму; стоять ничуть не менее почтительно, чем преклонять колени. Во всем этом есть доля истины. К тому же мы знаем, что в Католических Церквах восточных обрядов всегда было принято во время Евхаристической молитвы стоять, в них также нет обычая держать Святые Дары в дарохранительнице, как это делается в Латинских Церквах.

Но видя все это в римо-католических приходах, я задаюсь вопросом: "Зачем нам литургические правила, которых мы не хотим соблюдать?" "Общее наставление к Римскому Миссалу" (ОНРМ) указывает, что во время освящения Даров паства должна опускаться на колени, если только этому не препятствует теснота, скученность или другие уважительные причины. "Приложение к Общему наставлению для диоцезов США" (ПОН) также говорит, что вышеприведенное указание ОНРМ "должно применяться таким образом, чтобы люди вставали на колени после пения или чтения Sanctus и не поднимались до "аминь" Евхаристической молитвы, то есть вплоть до начала Молитвы Господней". В другом источнике, "Notitiae 14 (1978)" (опубликовано в "Документах на литургическую тематику в 1983), в ответ на вопрос о том, что следует делать в церквах, где убраны скамеечки для коленопреклонения, читаем: "Лишь в недавнее время в римских базиликах стали обычно использоваться стулья без скамеечек для коленопреклонения, что позволяет им вмещать большие скопления народа. Ничто не должно мешать верующим в знак почитания становиться на колени на пол, как бы неудобно это ни было".

Таковы литургические правила римского обряда. Я понимаю, что кому-то может быть больше по душе какой-то другой обряд, в котором традиционный обычай требует в знак почтения к Господу нашему не становиться на колени, а делать что-либо еще. Но вот зачем нам нужны законы, которым люди не хотят следовать - этого я понять не могу.

По-моему, это глупо. Если правила не подходят для данного исторического периода или конкретной культуры, их можно изменить. Если оказалось, что традиционная церковная архитектура, существовавшая до II Ватиканского Собора - повсюду скамеечки или подушечки для коленопреклонения, а дарохранительница находится на центральной оси пресвитерия и всем хорошо видна - мешает почитанию Иисуса, а минималистское оснащение многих послесоборных храмов, где скамеечек нет, а дарохранительницы убраны в "евхаристические часовни" подальше от пресвитерия, показала себя способствующей возрастанию в верующих любви к Евхаристии и благоговейного отношения к богослужению - имеет смысл изменить литургические законы. Ведь, как мне кажется, по большому счету Церковь в таких делах проявляет себя не безрассудной, а благоразумной, подобно хорошей матери.

С другой стороны, если литургические правила нашего римского обряда не лишены здравого смысла и пастырского благоразумия, зачем же пренебрегать ими или затруднять следование им? Едва ли удаление скамеечек для коленопреклонения способствует предписанному коленопреклонению. Едва ли устранение Иисуса из пресвитерия способствует любви к Евхаристии. Кодекс Канонического Права велит располагать дарохранительницу в достойном, заметном и подходящем для молитвы месте (канон 938), но евхаристические часовни, в которых спрятали Иисуса, порой трудно даже отыскать. Вообще-то убирать дарохранительницы в отдельные часовни не положено без веской причины - например, в церквах, где бывает множество туристов, как в базилике св. Петра в Риме, где иначе зеваки то и дело мешали бы верующим молиться перед Святыми Дарами.

Но зачем же в средних размеров приходской церкви в пригородном районе Чэпел-Хилл, что в Северной Каролине, убирать Святые Дары из святилища и помещать их в крохотную евхаристическую часовню, где и вдвоем-то тесно предстать перед Реальным Присутствием Иисуса? Зачем ставить такие скамьи, что почти невозможно опуститься на колени во время освящения, если коленопреклонение предписано Римом и для нас, римо-католиков, является в буквальном смысле вековым обычаем?

Конечно же, важно помнить, что при любой мессе Иисус духовно присутствует в Слове, а также материально присутствует на алтаре, и что если мы будем благоговейно внимать, то Он озарит и посетит наш ум и наше сердце. Но это не значит, что нужно пренебрегать законами литургии, относясь к ним как к загадочным банальностям, которые следует соблюдать лишь когда это удобно. Иисус подлинно является перед нами в мессе; мы должны приветствовать его с почтением и с послушанием Его Церкви. Иисус сказал: "Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди". Святой Киприан продолжил: "Кому Церковь не Мать, тому Бог не отец".

Еще раз прошу прощения за то, что время не разрешает мне подробнее изложить свои соображения. Прошу считать это письмо знаком поддержки вашего начинания. Спасибо за то, что вы освещаете эти вопросы на страницах журнала. Продолжайте в том же духе!

 

Ваш во Христе,

- Филипп Блоссер.

 


Английская публикация: журнал "Eutopia", май-июнь 1999 г.
-->